kerzak_1 (kerzak_1) wrote,
kerzak_1
kerzak_1

Categories:

Хроники Идлиба: прошлое и настоящее (история бандитизма в регионе)


Одной из проблем освещения происходящих на территории Сирийской Арабской Республики событий является чрезмерная концентрация на военной составляющей данного конфликта, в то время как другие аспекты развернувшегося в этой стране противостояния в значительной степени игнорируются. Данный подход представляется в корне не верным, так как сирийская война – это не просто вооруженная борьба одних сил с другими, это борьба различных проектов общественного устройства. Поэтому необходимо обратить внимание на то, каким видят будущее Сирии все стороны конфликта и как они пытаются реализовать свои замыслы на практике.

[Spoiler (click to open)]О том, что представляет собой форма государства Сирийской Арабской Республики, многие читатели представление имеют, хотя и эта тема не так проста, как кажется на первый взгляд, и заслуживает более детального разбора. Как террористы «Исламского Государства»* пытаются реализовать свой проект т.н. «халифата», было разобрано в ряде предыдущих статей. Несколько слов было сказано и об устремлениях курдских политических сил. Пришло время пролить свет на ситуацию, сложившуюся на подконтрольной боевикам вооруженной оппозиции территории. За основу в этой работе, посвященной общему обзору системы местной администрации, созданной антиправительственными формированиями, и расстановке сил на местах, будут взяты северо-западные районы Сирии, в первую очередь, провинция Идлиб. Но в значительной степени информация, которая будет представлена в данном цикле статей, будет справедлива и для других регионов страны.

Прежде всего, нужно рассмотреть, как правительство Сирийской Арабской Республики утратило контроль над Идлибом. Этому будет посвящена первая статья. Данная тема тем более важна, что именно по ходу вооруженного противостояния определился набор факторов, обусловивший особенности сложившегося в указанном регионе порядка после его захвата силами оппозиции.


Введение

В первую очередь, следует дать общую характеристику Идлибу, важнейшему очагу сопротивления проправительственным силам. Регион расположен на северо-западе Сирии, граничит с Латакией на западе, Хамой на юге и Алеппо на востоке. Имеет протяженную границу с Турецкой Республикой. На территории провинции, по разным подсчетам, проживает около 1,6 – 2 млн. человек, существенную часть из которых составляют беженцы. Основные центры – непосредственно город Идлиб, а также Ариха, Джиср-эш-Шугур, Маарат ан-Нуман, Саракиб и ряд других населенных пунктов. На протяжении последних десятилетий регион считался депрессивным, важную роль в его экономике играло сельское хозяйство, в частности, выращивание оливок. Кроме того, большой отпечаток на ситуации в Идлибе сыграли крепкие экономические связи с соседней Турцией, где работало большее количество трудовых мигрантов из этой провинции.

Все это создало питательную среду для распространения в указанном регионе радикальных исламистских взглядов. Поэтому уроженцы Идлиба принимали активное участие в вооруженных выступлениях против правительства. Так было и в ходе восстания «Братьев-мусульман» в 1976-1982 гг., так было и в 2011 году.

Активные боевые действия на территории провинции между правительством Сирийской Арабской Республики и коалицией различных оппозиционных сил начались в сентябре 2011 года, всего через несколько месяцев после начала демонстраций протеста против власти президента страны Башара аль-Асада.

Первый этап (сентябрь 2011 – май 2012). Практически с самого начала кризиса в Сирии Идлиб стал одним из центров антиправительственного движения. В городах провинции проходили крупномасштабные митинги, в местных силовых структурах наблюдалось достаточно серьезное брожение, сюда же стягивались дезертиры из других регионов страны, из которых формировался костяк т.н. «Свободной Сирийской Армии» (ССА). Именно они были основными участниками вооруженной борьбы против официального Дамаска на данном этапе, радикальное исламистское движение еще не приняло масштабного и организованного характера.

Выступления сторонников оппозиции в Идлибе проходили одновременно с антиправительственными акциями в Хомсе, Дамаске и Дераа.

На данном этапе противостояние сторон конфликта не принимало формы полномасштабной войны. Основные силы Сирийской Арабской Армии еще находились на юге страны, «Свободная Сирийская Армия» же еще не набрала достаточную силу. Речь шла преимущественно о небольших отрядах дезертиров и местных исламистов, придерживавшихся партизанских методов борьбы: они устраивали засады, налеты на блокпосты и объекты инфраструктуры сирийских военных, минировали пути сообщения. Создаваемые ими военизированные формирования были плохо вооружены и обучены, они практически не имели на своем вооружении тяжелой техники. Кроме того, они были слабо организованы, действовали разрозненно.

В этом плане преимущество было на стороне проправительственных сил, однако они также испытывали серьезные трудности, связанные с подрывом дисциплины. Кроме того, в ходе первых недель конфликта, когда противостояние правительству страны еще отчасти сохраняло форму демонстраций, применение армейских частей было ограничено, они применялись для контроля лишь основных населенных пунктов, военных объектов и транспортных узлов, а также для рейдов по занятым антиправительственными формированиями районам.

Боевики оппозиции, в свою очередь, уверенно контролировали обширные районы сельской местности, в частности, в горах Джабаль аз-Завия на юго-западе провинции. Кроме того, они достаточно свободно чувствовали себя в приграничной зоне, где они могли рассчитывать на помощь своих соратников, предпринимавших попытки пересечь сирийско-турецкую границу.

Что касается крупных населенных пунктов, то стороны конфликта весьма часто сосуществовали в них. Например, сторонники оппозиции контролировали отдельные районы Идлиба, Саракиба, Маарат ан-Нумана и других городов.

Первоначально ситуация развивалась в пользу антиправительственных сил. К весне 2012 года под их контроль практически полностью перешли такие крупные населенные пункты, как Сармин, Тафтаназ, уже упомянутый ранее Саракиб, Аль-Бара, Зардана, Бинниш и некоторые другие.

Но на тот момент силы оппозиции не были в состоянии отстоять свои завоевания. Вскоре правительственные войска перешли в контрнаступление, в частности, с 10 по 13 марта была проведена операция по восстановлению полного контроля над Идлибом, 3 апреля была взята Зардана, расположенная неподалеку от административной границы с соседним Алеппо, тогда же боевики были выбиты из Тафтаназа.


Второй этап (май 2012 – апрель 2013). Тем не менее, правительству Сирийской Арабской Республики не удалось окончательно переломить ситуацию в регионе в свою пользу, несмотря на достигнутые в ходе весеннего контрнаступления успехи. В связи с серьезным ухудшением обстановки под Дамаском и Алеппо, группировка правительственных войск в Идлибе не только не была усилена, но, напротив, часть сил была выведена из провинции.

Боевики вооруженной оппозиции, напротив, продолжали пополнять свои ряды за счет дезертиров. Кроме того, появились и исламистские формирования, такие как «Джабхат ан-Нусра»*, чья роль начала резко возрастать. У антиправительственных групп появилась тяжелая техника, они начали действовать значительно более скоординировано: в этот период были зафиксированы операции, проводившиеся соединениями из нескольких отрядов в 600-700 человек. Кроме того, имеются сведения, что тогда же к ним присоединились полевые командиры из Ливии, обладавшие значительным опытом ведения боевых действий.

Все это позволило отрядам ССА и исламистским формированиям в мае взять под контроль обширные участки сирийско-турецкой границы, включая погранпереход Баб аль-Хава (19 июля) и приграничный поселок Хирбат аль-Джуз (6 октября), что значительно упростило снабжение оппозиционных сил извне. Кроме того, правительство Сирийской Арабской Республики оставило Арманаз, Кафр-Набл, Азмарин, Салкын, а главное, 10 октября сирийские войска отступили из Маарат ан-Нумана. В июне оппозиция даже смогла взять Ариху, но в августе подчиненные Дамаску силу отбили этот важный населенный пункт. Тем не менее, положение сирийских войск оставалось тяжелым. Командование имело силы лишь для защиты важнейших транспортных магистралей (трасса М-4 Латакия – Алеппо и трасса М-5 Дамаск – Алеппо), самого Идлиба, а также крупнейших военных баз (Вади ад-Дейф, Аль-Хамадия, Абу ад-Духур и некоторые другие), часть из которых, к тому же, находилась в окружении.

В том же русле ситуация развивалась и на протяжении первой половины 2013 года: 11 января боевики «Свободной Сирийской Армии», «Ахрар-аш-Шам» и «Джабхат ан-Нусра» захватили авиабазу Тафтаназ, а 26 января антиправительственные силы взяли под контроль часть городской тюрьмы Идлиба – важного опорного пункта сирийских войск, располагавшегося западнее административного центра провинции. Лишь в апреле 2013 года проправительственные воинские формирования смогли прорвать блокаду опорных пунктов под Маарат ан-Нуманом. После этого крупных наступательных операций ни одна из противоборствующих сторон в данном регионе не проводила, эпицентр боевых действий сместился в провинции Хомс, Дамаск, Ракка, а также в некоторые другие районы.

В целом, второй этап стал своеобразным переходным периодом: боевые действия приняли более организованный и масштабный характер, они стали все больше и больше походить на полноценную войну. Оппозиционные формирования насыщались тяжелой техникой. Помимо этого, большую роль начали играть радикальные исламистские группировки, которые постепенно вытесняли т.н. «умеренных» боевиков. Между двумя крыльями антиправительственных сил начали возникать первые конфликты. Тем не менее, они продолжали проводить совместные операции против сирийских войск. Нарабатывался опыт проведения скоординированных операций с участием большого количества различных военизированных формирований.


Третий этап (март 2014 – сентябрь 2015). К весне 2014 года боевики оппозиции развернули наступление в Латакии, в результате чего сирийские войска вынужденно отвели туда часть сил из Идлиба. Это позволило исламистам в марте того же года перенести эпицентр боевых действий на юг, к Хан-Шейхуну. Данный город был занят в конце мая. К тому времени основные силы, подчиненные сирийскому командованию, были сосредоточены в районах, прилегающих к трассе М-4, проходящей через Джиср-эш-Шугур и Ариху. Одновременно с этим отряды оппозиции взяли поселки Бабулин и Ас-Салихия, вновь блокировав базы Вади ад-Дейф и Аль-Хамадия.

Кроме того, джихадисты попытались окружить административный центр провинции Идлиб, нанеся удар по направлению на высоту Тель-Мастума. Тем не менее, тогда им не удалось добиться поставленной цели, атака была отбита проправительственными силами.

Второе наступление в указанном районе было начато 27 октября. Удар опять был нанесен по возвышающимся над южными районами Идлиба высотам. Кроме того, боевики «Джабхат ан-Нусра» выбили проправительственные силы с нескольких блокпостов, а также из зданий полицейского управления и резиденции губернатора провинции. Однако, в конечном счете, сирийские войска смогли отбросить джихадистов на исходные рубежи. По некоторым сведениям, атаке боевиков способствовали перебои с энергоснабжением административного центра данного региона.

В указанный период отряды вооруженной оппозиции активно использовали полученные извне ПТРК TOW. Кроме того, антиправительственные силы начали подрывать туннельные бомбы. Куда более плотным стал зенитный огонь боевиков, что существенно затруднило снабжение окруженных правительственных баз.

На протяжении 8 месяцев исламистские военизированные формирования постепенно сужали кольцо окружения вокруг баз под Маарат ан-Нуманом, занимая один за другим блокпосты сирийских войск. Наконец, 14 декабря 2014 года, несмотря на большие потери, джихадисты из «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар-аш-Шам» заняли и Вади ад-Дейф, и Аль-Хамадию. Им достались десятки единиц бронетехники и существенные запасы горючего. Кроме того, эта победа позволила антиправительственным силам переключить внимание на Абу-ад-Духур, Идлиб и Джиср-эш-Шугур, а также существенно улучшить свою логистику.

К весне 2015 год оппозиционные силы, действующие в Идлибе, смогли добиться еще одного важного прорыва, им удалось выйти на новый уровень организации. В марте того же года уже действовала исламистская коалиция «Джейш-аль-Фатх», целью которой был захват собственно административного центра региона. Под управлением данного оперативного центра находились такие группировки, как «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар-аш-Шам», «Файлак-аш-Шам» и «Джунд-аль-Акса». Иными словами, она объединяла самые боеспособные формирования, усиленные за счет иностранных вооружений, полученных от т.н. «умеренной» оппозиции.


Это предопределило судьбу Идлиба, новое наступление на который началось 24 марта. Уже 25 марта от города были отрезаны Фуа и Кафрая, оказавшиеся в полном окружении и находящиеся в нем до сих пор. К 29 марта, в результате кровопролитных боев на трех направлениях, сирийские войска были вынуждены оставить административный центр провинции. Немалую роль в подобном исходе сражения за Идлиб сыграли атаки смертников «Джунд-аль-Акса» на позиции оборонявшихся сил на восточных окраинах города.

После этого сирийские войска отошли к высоте Тель-Мастума и близлежащей военной базе. Подразделениями специального назначения «Тигры» была предпринята попытка контрнаступления, которая, однако, не оправдала возлагавшиеся на нее ожидания.

В административном плане центр провинции фактически был перенесен в Джиср-эш-Шугур. Уже 22 апреля началась операция «Мааракат ан-Наср» по взятию этого населенного пункта, а равно и по ликвидации глубоко вдававшегося в подконтрольные оппозиции районы выступа, растянувшегося от границы с Латакией до Мастумы вдоль трассы М-4. Удары наносились по всей линии соприкосновения, что поставило крупную группировку сирийских войск, в том числе отряды «Тигров» и 87-ю механизированную бригаду 11-й танковой дивизии, под угрозу окружения. Через три дня, 25 апреля, город был взят исламистами. В то же время, под контролем силовиков остался национальный госпиталь, оказавшийся блокированным со всех сторон.

В начале мая сирийские войска попытались деблокировать данный объект, в котором находились около 250 военнослужащих Сирийской Арабской Армии вместе с членами их семей. К 9 мая, после освобождения населенного пункта Фрикка в долине Аль-Габ, наносившую деблокирующий удар группу от попавших в окружение отрядов отделяли всего 2 километра, однако соединиться с ними так и не удалось.

После этого сирийские войска начали отходить из Идлиба: 19 мая оппозиция взяла под контроль Мастуму и базу Аль-Баас, являвшуюся крупнейшим военным лагерем в Идлибе, остававшимся в руках Дамаска. После этого антиправительственные силы начали развивать наступление по направлению на Ариху.

Прорыв из госпиталя Джиср-эш-Шугура был осуществлен 22 мая, когда значительной части блокированного гарнизона удалось пробиться к основным силам. Практически через неделю, 28 мая, сирийские войска оставили Ариху и Кафр-Неджд и отступили к Мхамбелю. Этот населенный пункт был занят джихадистами 6 июня.

Таким образом, к лету 2015 года под контролем проправительственных сил в провинции Идлиб остались только Фуа, Кафрая и авиабаза Абу-ад-Духур, причем все они были полностью окружены. Воздушная гавань была потеряна 9 сентября после трех лет осады. Более 60 военнослужащих смогли прорваться на подконтрольную командованию ВС Сирийской Арабской Республики территорию, 71 солдат и офицер был казнен экстремистами. Бои между проправительственными и оппозиционными силами разворачивались уже в соседней провинции Хама, в первую очередь, в долине Аль-Габ.

На третьем этапе кампании, развернувшейся в Идлибе, стратегическая инициатива находилась в руках антиправительственных группировок. На их стороне находилось численное превосходство, они получали постоянную подпитку из соседней Турции, им благоприятствовала сложившаяся к этому времени конфигурация линии фронта, а также положение в других регионах.

За годы конфликта оппозиции удалось в значительной степени преодолеть внутреннюю дезорганизацию. Их ряды были пополнены фанатично настроенными экстремистами, которые стали играть ведущую роль в антиправительственном движении, вытеснив с первых ролей «умеренное» крыло. Кроме того, антиправительственные силы начали получать вооружения, необходимые для успешной борьбы с тяжелой техникой Сирийской Арабской Армии. В подобных условиях качественное превосходство сирийских войск в выучке и технике уже не могло обеспечить сохранение под контролем властей ключевых населенных пунктов и объектов инфраструктуры, что привело, в конечном счете, к оставлению большей части провинции Идлиб к лету 2015 года.



Выводы

Таким образом, за четыре года, прошедшие с начала протестов в Идлибе до полного захвата региона оппозиционными силами, полностью оформился тот комплекс факторов, который определил специфику системы управления, которая была установлена вместо существовавшей структуры органов государственной власти.

В частности, одним из таких факторов была раздробленность занявших Идлиб сил. Боевики вооруженной оппозиции в этом регионе, как и по всей Сирии, были членами отдельных группировок, которые не были (и не являются ныне) частью единой организации. Даже создаваемые ими коалиции, как, например, «Джейш-аль-Фатх», не устраняли данную проблему, так как они создавались как координирующие учреждения. Не существовало рычагов, способных заставить все военизированные формирования подчиниться единому командованию. Другой фактор – выход на первый план джихадистских и исламистских сил, которые свели на нет влияние светских оппозиционных групп. Наконец, следует отметить зависимость подконтрольных антиправительственным формированиям районов от иностранной помощи.

Все это в дальнейшем отразилось на установившемся в Идлибе порядке. Подробнее о нем будет сказано в следующих статьях.
https://www.almasdarnews.com/article/хроники-идлиба-прошлое-и-настоящее/
*Организации, запрещенные на территории РФ
Tags: Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment