October 29th, 2016

Хама, ДэЗ, Дамаск и Алеппо

Пока в Алеппо снова драматичные события, которые лично мне вообще не понятны, и не по причине запрета бомбежек, а по причине отступления САА с вполне надежных и отлично укрепленных рубежей, в Хам Тигры продолжают наступать.
Тейбат Имам был сегодня плотно обложен ВВС САР, также и Морек, который пока никто не будет брать, но там узловая база бандитов и бомбить их очень логично для исключения прихода поддержки и резервов.
И сейчас Тигры ведут упорные бои к северу от Тейбат Имам.


Дамаск. Зап Гута

Итак, сегодня САА замкнули кольцо вокруг Хан Шиха и в целом расчленили весь анклав на три фрагмента. Бандитам неоткуда ждать помощи - они изолированы. Вероятнее всего им придется сдаваться на условиях САА или сдохнуть.


[Spoiler (click to open)]ДэЗ

Несмотря на неблагоприятную военную ситуацию в городе Дейр-эз-Зор, Сирийская Арабская Армия провела ряд упреждающих операций, дабы обезопасить город перед предстоящим наступлением "Исламского государства*".
В пятницу во второй половине дня бойцы Сил национальной обороны (СНО) предотвратили попытку джихадистов зайти в тыл их позиций, взорвав вырытый боевиками подземный тоннель в квартале Аль-Хавика.
Отряды СНО, помимо этого, захватили у террористов оружие и боеприпасы:
Тем временем, подразделения 137-й артиллерийской бригады САА обстреляли позиции ИГ к востоку от авиабазы Дейр-эз-Зор, уничтожив вражеский дзот. Также пулемётный расчёт САА уничтожил в этом районе боевика ИГ.
В дополнение к этому, генерал-майор Иссам Захреддин приказал подразделениям 104-й воздушно-десантной бригады Республиканской Гвардии атаковать позиции ИГ на высоте Джабаль Тарда - стратегически важной возвышенности к юго-западу от Дейр-эз-Зора. Здесь в результате ракетного удара был уничтожен автомобиль "пикап", оборудованный крупнокалиберным пулемётом.
Своё видение ситуации в Дейр-эз-Зоре опубликовало и связанное с ИГ "Агентство Амак", разместившее в сети видеозапись обстрела боевиками ИГ блокпостов САА в Дейр-эз-Зоре. Впрочем, несмотря на боестолкновения, ни одной из сторон не удалось добиться каких-либо успехов.
https://www.almasdarnews.com/article/syrian-army-deir-ezzor-refuses-buckle-despite-isis-siege-full-report-russian/


Алеппо

Потери бандитов за этот день:
28+ бандитов, включая главарей
5  бронированных машин с ракетными и арт установками
5+ суицидмобилей
2  БМП
6  пикапов
2  тачанки с ЗУ-23
2  танка
2 артиллерийские установки
САА не потеряли до конца район Dahiyet al-Assad - нусра захватила только ег западную часть, также идет бой и в районе 1070. Безусловно и такие потери территорий ни к чему. Но посмотрим, что будет дальше.


Серия: Интервью с Сирийской войны. Вертолетчики

Мы их слышим. Если взлетела пара «Аллигаторов», значит, сейчас приземлится или пойдёт на взлёт пассажирский или военно-транспортный самолёт. Здесь уже не ошибёшься. Экипажи Ка-52 прикрывают на глиссаде захода на посадку и на взлёте все воздушные суда, прибывающие и вылетающие с авиабазы Хмеймим. Необходимость этого продиктована особыми условиями выполнения специальных задач в Сирии. В случае огневого воздействия на воздушное судно основная задача экипажей «Аллигаторов» – прикрыть его и уничтожить цель противника, которая находится на огневой позиции на земле. Как говорят в таких случаях, взять огонь на себя.

Но есть и другие задачи, которые выполняют экипажи вертолётов Ка-52. Не секрет, что в небе Сирии происходили, увы, и нештатные, чрезвычайные ситуации. И вот в случае их возникновения для спасения и эвакуации экипажа, терпящего бедствие, вылетает поисково-спасательный Ми-8 со специально подготовленной группой на борту, который сопровождается парой «Аллигаторов». Экипажи ударных вертолётов обеспечивают прикрытие выполняющего поиск, спасение и эвакуацию вертолёта Ми-8 на всех этапах – от взлёта до посадки в заданном районе и от взлёта до посадки на аэродроме Хмеймим. При этом они уничтожают, при необходимости, обнаруженные огневые точки противника.

– Задачи, которые мы выполняем, – говорит командир экипажа, – очень важны, но нельзя забывать о главном предназначении нашего ударного вертолёта. Уничтожая живую силу террористических группировок, он берёт на себя функцию штурмовика. Мы можем поражать не только легкобронированные цели, но и укреплённые объекты, танки. И у нас имеется для выполнения этих задач соответствующее вооружение. Применяя противотанковые управляемые ракеты, мы способны поразить 900-мм броню.

– Оказывают ли какое-то влияние климатические условия на вашу боевую работу? – спрашиваю у командира.

[Spoiler (click to open)]

– Нет, они практически не оказывают никакого влияния, – отвечает он. – Тем более что наша техника способна выполнять все задачи и днём и ночью – в простых и сложных метеоусловиях.


«Авиадартс» даёт дополнительный стимул к развитию духа состязательности, благоприятно влияет на совершенствование профессионального мастерства… Всё это пригодилось здесь, в Сирии


Экипаж вертолёта Ка-52, с которым я беседовал в начале сентября, выполняет специальные задачи. Поэтому говорили мы недолго.  Так что условились о последующей встрече на аэродроме.

Командир экипажа уже имеет общий налёт около тысячи часов. Более половины из них – на Ка-52. Он военный лётчик второго класса. Освоил вертолёты Ми-8, Ми-24. Имеет боевые вылеты. С лётчиком-оператором служат вместе в одном экипаже уже два года. За это время между ними сложились прекрасные взаимоотношения.

Лётчик-оператор налетал на Ка-52 немногим меньше командира – около 400 часов. А общий налёт – 550. Имеет также боевые вылеты. До «Аллигатора» летал на Ми-8. Классная квалификация – лётчик-оператор третьего класса. От его профессионализма зависит половина успеха. Лётчик-оператор тщательно готовит на земле полётные карты – местность-то ещё незнакомая, – лётную документацию, все расчётные данные. В полёте осуществляет воздушную навигацию, расчёт точности выхода на цель, поиск и опознание цели, её поражение управляемыми ракетами…

Командиру и его товарищу неоднократно доводилось принимать участие в конкурсах по воздушной выучке среди лётных экипажей родов авиации Воздушно-космических сил «Авиадартс». Занимали они и призовые места.

– Что самое сложное для вас на этапах конкурса? – спрашиваю у командира.

– Если честно – физическая подготовка, – отвечает он. – Не подумайте, что у нас с ней  какие-то проблемы. Всё здесь нор­мально. Просто приходится сильно выкладываться физически. По-иному нельзя – соревнования же…

– А какие этапы включает этот конкурс?

– Помимо сдачи физической подготовки, ещё проверка теоретических знаний по военным и специальным дисциплинам, а дальше – всё, что касается лётной выучки. Одним словом, практика – разведка, техника пилотирования, преодоление ПВО, выполнение огневых задач. Возьмём, к примеру, проверку техники пилотирования. Как известно, тактическая единица в армейской авиации – это пара. Соответственно, в составе пары и проверяется техника пилотирования. Оценивается умение ведущего и ведомого. Ведущий должен выдерживать для этого пилотажа параметры, а ведомый – своё место в строю: интервал, дистанцию и прочее… Много всяких нюансов. Так что не ударили в грязь лицом, не оплошали, по результатам конкурса были поощрены старшим начальником.

«Авиадартс» даёт дополнительный стимул к развитию духа состязательности в авиационных частях, благоприятно влияет на совершенствование профессионального мастерства молодых лётчиков, способствует слётанности экипажей, осознанию ответственности ведущего за ведомого и наоборот… Всё это пригодилось здесь, в Сирии.

…Экипаж был готов к очередному вылету. Поэтому длинного разговора опять не получилось. Выполнять задачи в небе Сирии непросто. Но и этот экипаж вертолёта Ка-52, и их товарищи работают на совесть.


http://otvaga2004.ru/boyevoe-primenenie/boyevoye-primeneniye04/sokrushayushhij-alligator-v-sirii/

Серия: Интервью с Сирийской войны. Спецы инженерно-авиационной службы

– Вы знаете, как красиво здесь на рассвете! Когда первые лучи восходящего солнца озаряют рельеф горный гряды. У вас там этого не видно. А здесь такая красота… – командир авиационного полка каждый день встречает рассветы на аэродроме Хмеймим.

[Spoiler (click to open)]

Он сам совершает боевые вылеты. Причём не один за ночь. Поэтому только он и его подчинённые могут рассказать о том особом чувстве, которое испытывает лётчик, приземлившись на рассвете после боевого вылета. В этом чувстве всё переплетено воедино – и гордость за отлично выполненное специальное задание, и радость от возвращения на ставший уже родным аэродром, и обострённое только что пережитой опасностью ощущение жизни и красоты природы.

Я уже рассказывал о том, что при первом знакомстве разговор у меня с командиром авиационной части не получился. Были на то причины, не от нас с ним зависящие. Но через полчаса всё стало на свои места. И теперь я всегда иду к нему посоветоваться, о ком написать очередной материал в газету.

– Мы с большим интересом читаем всё, что о нас пишут, – говорит командир. – Все здесь заслуживают самых добрых слов. Вот идёт старший инженер инженерно-авиационной службы по авиационному вооружению. Напишите о его подчинённых. Работают они, дай Бог каждому.

Я заверил командира, что обязательно напишу. Но это оказалось довольно-таки непростым делом. Подполковник, старший инженер ИАС (инженерно-авиационной службы), постоянно занят, его подчинённые – тоже. Нельзя отрывать людей от их боевой работы.

Поэтому я неоднократно приходил на аэродром в разное время и наблюдал со стороны за действиями групп обслуживания авиационного вооружения. Я видел возвращающихся с боевых вылетов лётчиков, беседовал с ними накоротке, понимая, что им надо отдыхать, ведь опять предстоят боевые вылеты.

– Так ведь ночь ещё вся впереди, – сказал мне командир одного из экипажей Су-24М, с которым мы вечером перекинулись несколькими фразами, – так что сегодня поработаем. А вы опять о наших пришли написать?

– О ваших, «вооруженцах».

– Отличные ребята! Они своё дело знают. Видите, уже работают у моего самолёта.

Часа через два я поднялся на выш­ку пункта управления инженерно-авиационной службы полка. Было уже темно. Один за другим взлетали и садились самолёты. Интенсивность боевых вылетов была велика.

– Ответил 205-й…

– Всё, ответил…

– Сейчас садятся «рашпили»…

– 5-й 205-му…

– 138-й встречаем…

– Канистру к 201-му…

На пункте управления шёл напряжённый радиообмен. Конечно же, я изменил в своём рассказе позывные, которые использовали авиа­торы. Буквально через пару минут после команды «Канистру к 201-му» к приземлившемуся Су-24М подошёл ТЗ для заправки топливом. Самолёты взлетали, приземлялись, а ночью эта картина впечатляла особенно. Тем более что вдали за аэродромом светились огнями на горных склонах населённые пункты.

Я понял, что и в эту ночь мне не доведётся побеседовать со старшим инженером ИАС по авиационному вооружению.

– Сейчас я вызову капитана Касьянчука (все фамилии изменены), он вам всё расскажет. Договоритесь с ним, когда вы сможете встретиться друг с другом, а я вот опять на дежурстве, – извинился подполковник. – Сами видите…


Жара стояла до 50 градусов. Но это всё выдержали люди. Выдержала и техника. Потому что на ней работают именно такие люди


Подчинённые инженера группы обслуживания авиационного вооружения бомбардировочной авиационной эскадрильи Су-24М капитана Касьянчука должны были работать до утра. Поэтому встретиться мы договорились на следующий день.

– У нас так, одна группа неделю работает по ночам, а другая – неделю днём, потом меняемся, – объяснил мне при встрече капитан Касьянчук. – Обычно в составе групп обслуживания авиационного вооружения предусмотрено меньшее количество людей, но мы, применительно к специфике выполнения задач привлекаем для работы больше специалистов. Находим, так сказать, «внутренние» резервы. Поэтому у нас делом заняты все. Четыре человека занимаются непосредственной подготовкой авиационных средств поражения. Надо произвести «растарку» бомб, то есть освободить их от тары. В зависимости от типов боеприпасов вложить дополнительные детонаторы, пороховые заряды, подготовить взрыватели к предстоящему типу операции и к задаче на боевой вылет выставить необходимое время замедления… Внешне это выглядит обыденно и просто – что-то открутили, что-то вложили. Кажется, рутинная работа. Но от неё зависит успех боевого вылета.

Бомбы укладываем на тележки-подъёмники при помощи гидравлического крана, но и эта операция требует больших физических усилий. Бомбы-то весят и 250, и 500 кг. А затем транспортируем боеприпасы к самолётам. Тут уже приступает к работе вторая наша подгруппа. Эти специалисты производят непосредственную подготовку электрических цепей управления вооружением. Осуществляются различные проверки в кабине пилотов, идёт подготовка балочных держателей к подвеске, снаряжение их пиропатронами, производится подвеска авиационных бомб на балочные держатели. После этого выставляем необходимые параметры на пульте подготовки данных.

– Это та самая операция, которую вы проводили вечером, а я в это время сфотографировал вас?

– Именно та.

– Очень впечатляют звёзды на борту этого бомбардировщика Су-24М.

– Каждая звезда – десять бое­вых вылетов. Совершали их пилоты этого самолёта не только в небе Сирии, понимаете… Поэтому звёзды – своеобразный наградной лист не только экипажей, летающих на этом Су-24М, но и самого авиационного комплекса.

– Сто звёздочек – это тысяча боевых вылетов, совершённых на самолёте с этим бортовым номером?

– Совершенно верно. Тысяча. Впрочем, оговорился. Верно, да не совсем. Этот борт вылетал и вчера, и сегодня. И ещё вылетит. Так что надо рисовать уже новые звёзды. Самолёты – как люди. У каждого из них тоже есть своя биография. Причём, славная, боевая, как у этого борта, да и у многих других.

– После окончания работ вы докладываете о готовности к вылету командиру экипажа?

– Нет, мы оформляем документацию – журнал подготовки воздушного судна. А докладывает командиру экипажа инженер авиационного комплекса. Он своей работой занимается, мы – своей. Вся ответственность лежит на контролирующем лице, инженере группы.

– Лично на вас?

– Лично на мне. И на моих подчинённых, разумеется. Я в их мастерстве никогда не сомневаюсь. Но проверять всё равно надо. Вы вот разговаривали с сержантом Владимиром Максимовым. Очень грамотный специалист, должность у него – старший механик группы. Он осуществляет подготовку балочного держателя к подвеске и его снаряжение пиропатронами. Если не «дозакрыть» затвор замка пирокамеры, не произойдёт сброса бомбы. Вот теперь и судите о важности операций, которые выполняют мои подчинённые.

– Не хочется вспоминать тот трагический случай, когда удар по экипажу фронтового бомбардировщика был нанесён вероломно, как говорят в таких случаях, – исподтишка. Но всё же спрошу: мог наш Су-24 постоять в той ситуации за себя?

– Конечно же мог. Экипаж просто не ожидал такого коварства.

– Какое вооружение имеется на борту Су-24М?

– На данном типе самолёта предусмотрено управляемое ракетное вооружение класса «воздух-поверхность», корректируемое бомбовое вооружение, неуправляемое ракетное и артиллерийское. Все системы вооружения самолётов нами снаряжены и всегда готовы к боевому применению.

– Сколько бы времени потребовалось на подготовку самолётов к боевым вылетам, если бы работали «штатным» количеством специалистов?

– Раза в три больше. А тут мы минут за двадцать выполняем все работы на площадке, за считанные минуты осуществляем транспортировку, ещё минут 15 – на подвеску авиационных средств поражения.

О капитане Касьянчуке и его подчинённых можно рассказать ещё многое. Сам офицер является специалистом второго класса. Служил он до прибытия в Сирию в местности, приравненной к условиям Крайнего Севера. Поэтому понятно, как ему и его подчинённым приходилось поначалу проливать на жарком солнцепёке не по семь потов, а по семнадцать, по двадцать семь и более. А ведь жара стояла до 50 градусов. Но это всё выдержали люди. Выдержала и техника. Потому что на ней работают именно такие люди.

…Когда я шёл к «вооруженцам», то встретил на аэродроме своего доброго товарища – майора из ТЭЧ.

– Давай сделаю снимок, – предложил я ему.

– Да что вы, я весь в смазке, вот руку даже подать не могу, а то испачкаю…

– А я тебе пожму руку с большой радостью, – отвечаю майору.

Я готов пожать руку каждому авиатору на аэродроме Хмеймим и посчитаю это за большую честь. Их самоотверженность, выдержку, боевое мастерство, морально-психологическую закалку, которые они демонстрируют в Хмеймиме ежедневно, ежечасно, переоценить невозможно.
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-mid-east/syria/oni-vooruzhayut-nashi-su-24m-v-sirii/

Серия: Интервью с Сирийской войны. Авианаводчик

– Секунды полторы у нас есть, если прилетит оттуда… Видите – три трубы справа? Вот оттуда вчера и прилетело аж десять штук эрэсов. – Сергей показал рукой в направлении какого-то промышленного предприятия, контуры которого были отчётливо видны вдали. Прямо перед нами, за аэродромом, располагался населённый пункт, с виду тихий и мирный, а справа от него, на удалении нескольких километров, маячили на горизонте эти самые трубы.

Сергей – авиационный наводчик. Старший лейтенант. Разумеется, я изменил даже его имя. А уж о фамилии и говорить не стоит. Работа у него такая. Боевая работа.

– Тут были скептики, – улыбается Сергей, – дескать, что нам эти обстрелы. Но когда случилось, браваду как рукой сняло сразу, моментом. Все с такой скоростью нашли себе укрытия, что я просто подивился. А суть в чём: по характерному свисту можно услышать приближение реактивного снаряда. А потом следует хлопок. Это когда разделяющийся реактивный снаряд достиг заданной точки на траектории полёта и головная часть отстреливается из корпуса. С момента её отстрела до поражения объекта на земле проходит секунда-полторы. За это время можно и укрытие себе найти.

– Но ведь здесь аэродром рядом, – уточняю, – взлетают самолёты, вертолёты, так что звуки приближающегося эрэса и хлопка можно и не услышать.

– Значит, надо ни на секунду не терять бдительности.

– А как часто обстреливают и в какое время?

[Spoiler (click to open)]

– В самое разное время суток. Бывает, прилетит несколько снарядов в день, бывает, и побольше. К счастью, в наше расположение ещё не попали ни разу, а вот осколки собираем. Зато вон тем «садыкам», что по соседству с нами, досталось.

«Садыками» мы называем всех сирийских военнослужащих. Именно это слово используем и при обращении к ним. «Садык» переводится на русский язык как надёжный друг. А ещё верный, преданный, искренний, чистосердечный.

Вечером, когда жара спадает, «садыки» любят посидеть, выйдя из здания или укрытия, и попить мате. Это у них целый ритуал. Неторопливая приятная беседа, отдых после напряжённого дня. И тут обстрел. А позавчера вон там, справа, ранило, причём очень тяжело, ещё одного сирийского военного. Ну а здесь пока всё нормально. Кстати, сегодня ещё не стреляли.

– Так можно ждать? – усмехаюсь я.

– Нет, наверное, в честь вашего приезда здесь всё тихо. А может, потому, что сегодня выходной. Хотя им без разницы. Бьют и в выходные. Да и ещё не вечер.

Кстати, отвлекусь немного от моего разговора с авиационным наводчиком и поясню лишь одну вещь: что такое мате, о котором упомянул Сергей. Это тонизирующий напиток с высоким содержанием матеина, приготавливаемый из высушенных измельчённых листьев и молодых побегов падуба парагвайского. Привычку употреблять его, как гласят источники, по которым я наводил справки, сирийцы переняли от своих соотечественников, побывавших в Аргентине и вернувшихся на родину. И теперь Аргентина поставляет этот товар в Сирию.

А теперь вернусь к рассказу о моём герое. Встретил я его в отдалённой провинции, куда прибыл с маленькой колонной, которая доставила гуманитарный груз. Рассказать о боевой работе авиационного наводчика очень сложно по многим причинам. Но я расскажу, как говорят в таких случаях, «в рамках доступного». Если речь идёт об ударах самолётов и вертолётов наших ВКС, которые поддерживают с воздуха правительственные силы, то, понятное дело, помогают авиаторам и авиационные наводчики, которые находятся на земле.

С Сергеем мы быстро нашли общий язык. Причина понятна: оба десантники. Поэтому на правах старшего я сразу перешёл на ты, что нисколько не обидело Сергея, ведь он в сыновья мне годится…


В Сирии всё лишнее отметается сразу, на человека смотрят в масштабе один к одному, то есть сразу видно, каков он на самом деле


– Сергей, – спрашиваю, – а как ты всё-таки стал авиационным наводчиком?

– Я был заместителем командира парашютно-десантной роты – инструктором по воздушно-десантной подготовке. Предложили поехать на курсы авиационных наводчиков. Я сразу же согласился. Прошёл необходимую теоретическую наземную подготовку, изучил способы наведения авиации, усовершенствовал навыки работы на средствах связи, научился вести метеорологические наблюдения и измерения в интересах экипажей, по топографической карте и на местности выбирать посадочные площадки и заводить на них вертолёты и многое другое.

Моя командировка в Сирии скоро уже закончится, но я решил ходатайствовать, чтобы её продлили. И мою просьбу уже удовлетворили. Работа здесь интересная, сами видите. Ну а люди – люди прекрасные. Тут всё лишнее отметается сразу, на человека смотрят в масштабе один к одному, то есть сразу видно, каков он на самом деле.

Армейская судьба у Сергея обычная. Отец – полковник ВДВ, да и мама тоже служит в одной из частей крылатой гвардии. Поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное ордена Суворова дважды Краснознамённое командное училище имени генерала армии В.Ф. Маргелова. Всё вроде бы шло хорошо, но в конце четвёртого курса сам подал рапорт с просьбой отчислить его из училища и направить служить в войска.
В воинской части, куда был направлен Сергей, обрадовались приходу такого подготовленного и грамотного контрактника. Его назначили командиром взвода, несмотря на то что воинское звание было старший сержант. Служба в войсках ещё раз убедила Сергея в том, что его призвание – профессия офицера. Он вернулся в училище и успешно окончил его.

– Сергей, – спрашиваю, – может сложиться мнение, что авиационный наводчик – это человек, который действует в тылу врага, постоянно подвергаясь опасности быть обнаруженным противником со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому расскажи, какие задачи ты выполняешь, в каких условиях приходится работать? Слышал я, что ты уже представлен к государственной награде.

– Если, допустим, идёт наступление сирийских войск, то надо уничтожить наиболее важные цели, чтобы помочь взломать оборону противника, воспрепятствовать подходу его резервов. В обороне, соответственно, отразить атаки врага, не допустить его прорыва на отдельных участках, нанести ему максимальные потери, чтобы создать наиболее выгодные условия для последующих действий. Всё, в общем, как в боевом уставе.

Место авиационного наводчика не в тылу противника, а обычно на командном пункте. Хотя может быть всякое. В любом случае у тебя должен быть хороший обзор местности. Чаще всего мне приходится работать с экипажами фронтовых бомбардировщиков Су-24. Выполняем, конечно, боевые задачи и с вертолётчиками, и с экипажами других типов самолётов, стоящих на вооружении ВКС. С вертолётчиками работаю по радиостанции. А вот с самолётами – тут другое дело. Я могу посредством специальной аппаратуры давать целеуказания сразу на борт.
В чём разница и преимущество? Не надо ловить связь, рассказывать, уточнять. Когда я работаю с экипажами самолётов, то использую компьютерный планшет. Обнаружил цель на местности – указываю, где она находится, её характеристики и отправляю координаты на борт самолёта. Всё оперативно и просто. С моей точки зрения, просто.

На деле же иногда требуется время, чтобы что-то уточнить, проверить. Этим занимаются уже другие специалисты. Например, тщательно проверяется, не находятся ли цели вблизи городов и населённых пунктов, которые дали согласие на примирение, нет ли в заданном районе правительственных сил. Допустим, какое-то подразделение сирийской армии переместилось из одного района в другой, но пока об этом нет информации. А я вижу остановившуюся в ночное время колонну. Двигатели заглушены, но присутствие техники ещё выдаёт тепловой сигнал.

– Расскажи о каком-то конкретном случае.

– Четыре дня назад работал на командном пункте в ночное время с беспилотником. Где-то в три ночи обнаружили три участка, на которых было большое скопление техники и живой силы противника. Подразделения незаконных вооружённых формирований остановились, видимо, переночевать в устье реки, спустившись по скатам почти к самому урезу воды. Они умело использовали для маскировки складки местности.

А вот то, что их обнаружит беспилотник, не могли и представить. Мы сняли координаты мест нахождения противника, обработали их и тут же передали на авиабазу Хмеймим, чтобы штурманы, которые готовят к взлёту Су-24, занесли их в свою аппаратуру. Вскоре мы уже наблюдали с помощью того же самого беспилотника, как происходил процесс поражения целей.  Одну колонну уничтожили полностью. Су-24 зашёл прямо по курсу её предстоящего движения. Видно, уже ночной привал заканчивался и противник собирался покинуть заданный район, подготовив колонну к маршу. Там всё горело. Уничтожили также и остальные две колонны.

– Что главное в работе авиационного наводчика?

– Самое важное – не ошибиться в расчётах и цифрах. Конечно, всё перепроверяется на разных уровнях. Я уже говорил об этом. Но кто-то там может ошибиться, кто-то здесь. Второпях выдал не ту цифру. Допустим, ночью работаешь, устал, да мало ли какие факторы могут повлиять. Поэтому вся цепочка работает собранно, внимательно и скрупулёзно. Не должно быть сбоя ни в одном из её звеньев.

Сергей рассказывает мне, за что представлен к высокой государственной награде. Таких, как он, не так давно стали называть «вежливыми людьми». Думаю, понятно почему. Не зря же Сергей награждён медалью «За возвращение Крыма» Министерства обороны Российской Федерации.

– А твоя помощь сирийским вой­скам получает какие-то оценки от представителей командования вооружённых сил Сирии?

– Недавно мне вручили сирийскую медаль. Значит, оценили, – отвечает мой собеседник.

После выполнения специальных задач, как мне рассказали, Сергей будет назначен на вышестоящую должность. Мечтает он поступить в академию. И я уверен, что поступит. Есть у него в характере стержень. Да ещё какой!

*   *   *

Мы встретились с Сергеем буквально через двое суток, ещё до вступления в силу режима прекращения боевых действий. Он приехал по служебным делам в Хмеймим и зашёл ко мне в редакцию.

– А знаете, на следующий день после вашего отъезда всё-таки «прилетело». Рванули сразу четыре снаряда. Три в стороне от нашего расположения, а четвёртый с поразительной точностью именно в ту комнату, в которой мы с вами беседовали. В соседнем помещении находились четыре человека. Но повезло, не пострадал никто. Хорошо, что мы успели заранее переместиться в укрытие.

Да, в боевой обстановке всякое бывает. Но никого это не пугает. Особенно Сергея – десантники бывшими не бывают. А где десант, там мужество и отвага.

Серия: Интервью с Сирийской войны. Саперы

ЛЮДИ СКРОМНОЙ ОТВАГИ ИЛИ НАШИ САПЕРЫ В СИРИИ
На территории Сирийской Арабской Республики значительный объём задач возложен на подразделения инженерных войск.

Именно так – людьми скромного мужества и отваги – назвал бы я воинов инженерно-сапёрных подразделений. Особое отношения к ним у меня появилось ещё 40 лет назад, когда я был молодым лейтенантом, корреспондентом-организатором газеты «Гвардеец» 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Однажды мне в декабре 1976 года довелось побывать на полевом выходе вместе с сапёрами. Они устраивали минно-взрывные заграждения, готовили к подрыву различные объекты – одним словом, напряжённо занимались изо дня в день.

С той поры у меня завязалась крепкая дружба с сапёрами. Особенно я уважал гвардии прапорщика Варивончика и гвардии капитана Сенчука из 317-го гвардейского парашютно-десантного полка. Они в мирное время были удостоены боевых наград за разминирование. Тысячи взрывоопасных предметов уничтожил каждый из них. «Дед» – так мы уважительно называли Варивончика. Возраст у него был пенсионный, но он по-прежнему ездил на разминирования.

[Spoiler (click to open)]

А потом начался Афганистан. И я уже в рейдах видел, как работали сапёры. Помню, в ущелье Чоукай у пакистанской границы заместитель командира полка охарактеризовал мне старшего лейтенанта Владимира Никитина как офицера, имеющего собственное мнение. А если проще – как человека с гордым и строптивым характером.

Между тем я был хорошо знаком с ним. Сдержанный, скромный, подтянутый, он в то же время мог и возразить что-то начальнику. Старший командир, характеризуя подчинённого, забыл упомянуть о том, что несколько дней назад, когда в ущелье подорвалась на мине БМД и начался интенсивный обстрел со склонов и хребтов, по команде «Сапёры, вперёд!» гвардии старший лейтенант Владимир Никитин пошёл со своими подчинёнными под огонь душманов и обеспечил дальнейшее выполнение боевой задачи.

А какие мужество и отвагу показывал заместитель командира по технической части отдельного инженерно-сапёрного батальона дивизии гвардии майор Свято­слав Морозов! 29 февраля 1980 года в провинции Кунар проводилась первая большая операция. При переправе через горный поток затонул БТР-Д с ящиками со взрывчатым веществом. Машина лежала на глубине шести метров. Полтора часа нырял в ледяную воду Святослав Морозов. Он завёл по 3 троса за каждую гусеничную цепь БТР-Д.

А когда поплыл к берегу, чтобы срастить их с несущим тросом, плот разбило о камни. Страховочным фалом офицера захлестнуло под водой. Он вытащил десантный нож, обрезал верёвку и с ножом в руке стал пробиваться к берегу. Все уже облегчённо вздохнули, как вдруг течением майора опять вынесло на самую стремнину. И всё-таки Святослав Александрович победил. Он выбрался на берег, пошатываясь от усталости, и сказал, переведя дух: «Вяжите новый плот». И вновь поплыл и всё сделал. Машину вытащили, ящики с ВВ были потом использованы для подрыва перевала.

Позже в дивизии рассказывали, что Морозов, обрезав ножом под водой страховочный фал, будто бы сумел тут же вложить его в ножны. Тоже под водой. Я спросил об этом Святослава Александровича. Он усмехнулся: «Подарок это. Жалко было бросать». Так что настоящее мужество порождает большие и маленькие легенды. Потому я и не спорил с теми рассказчиками…

Вообще гвардии майор Морозов вёл личный фотоальбом своей боевой работы. Когда уже происходил подрыв перевала или «козьей» тропы, по которой душманы перебирались из Пакистана в Афганистан, а действовать зачастую приходилось под огнём противника, все сапёры-десантники уходили вниз по склонам ущелья или к вертолётной площадке, а Святослав Александрович задерживался на короткое время и производил фотосъёмку.
И моджахеды, видно, вычислили его. Когда в очередной раз он стал фотографировать результаты боевой работы, то увидел, что все пути к отступлению отрезаны, остался только заснеженный склон. Не раздумывая, майор бросился вниз по склону. Сначала катился. Потом, поднявшись на ноги, почти по пояс в снегу пробивался вниз. А его расстреливали почти три километра. Несколько пуль остались в бронежилете. Я сам их видел. Сам щупал пробоины. Сейчас кандидат военных наук гвардии полковник в отставке Святослав Морозов живёт в подмосковной Кашире, увлекается охотой и рыбалкой…

А сколько добрых слов можно сказать о начальнике инженерной службы дивизии, а потом и ВДВ гвардии полковнике в отставке Александре Имярекове! Он возглавляет организацию ветеранов инженерно-сапёрных частей и подразделений Воздушно-десантных войск. Несмотря на состояние здоровья, всегда остаётся оптимистом и продолжает активно работать…

Меня могут упрекнуть: мы тут выполняем специальные задачи в Сирии, а вы пишете об Афганистане. Но всё дело в том, что в силу сложившихся обстоятельств я не могу назвать имена и фамилии, должности и воинские звания, рассказать о заслугах и наградах военнослужащих инженерных войск, которые выполняют или выполняли боевые задачи на территории САР. Поэтому я и вспомнил их мужественных предшественников, традиции которых достойно продолжают в Сирии наследники боевой славы старшего поколения. Конечно же, расскажу я и о воинах инженерных войск, выполняющих боевые задачи в САР. Вернее, об этом расскажет их непосредственный начальник. На днях я взял у него интервью.

– Главные задачи, которые выполняют военнослужащие подразделений инженерных войск на территории Сирийской Арабской Республики, – начал свой рассказ офицер, – заключаются в ведении инженерной разведки местности и объектов аэропорта Хмеймим, в инженерном обеспечении – очистке воды, разгрузке авиационных средств поражения с помощью инженерной техники, в фортификационном оборудовании рубежей и позиций, в маскировке – применении табельных маскировочных комплектов. Взять, к примеру, ведение инженерной разведки. Отсюда вытекают ещё две задачи: разминирование и уничтожение взрывоопасных предметов.


Среди главных задач, которые выполняют российские военнослужащие подразделений инженерных войск на территории Сирии, – ведение инженерной разведки местности


– Все ещё помнят репортажи по телевидению из Пальмиры, где рассказывалось о работе отряда разминирования Международного противоминного центра Вооружённых Сил. Расскажите, пожалуйста, об итогах деятельности этого подразделения.

– Эти задачи выполнялись в апреле-мае нынешнего года. Во-первых, были проведены проверка и разминирование архитектурно-исторической части Пальмиры общей площадью 234 гектара, что составило сто процентов территории, подлежащей очистке. Проверено и разминировано 23 250 метров дорог, 10 зданий и сооружений. Обнаружен и уничтожен 2991 взрывоопасный предмет. В работе групп разминирования использовались помимо штатных, также и робототехнические средства.

Во-вторых, отрядом разминирования совместно с подразделениями вооружённых сил САР проверена и разминирована городская часть Пальмиры общей площадью 560 гектаров, что тоже соответствует ста процентам территории, подлежащей очистке. Проверено и разминировано 54 250 метров дорог, 2 541 здание и сооружение. Обнаружено и уничтожено1893 взрывоопасных предмета.

В-третьих, проверен и разминирован аэропорт Пальмиры общей площадью 154,1 гектара. Это опять же сто процентов территории, подлежавшей очистке отрядом разминирования. Проверено и разминировано 1650 метров дорог, 23 здания и сооружения. Обнаружено и уничтожено 13 648 взрывоопасных предметов.

– Подразделения инженерных войск выполняли и другие задачи. Какие именно и какие данные можно привести?

– Некоторые цифры я назову, а некоторые, сами понимаете, – не для печати. В ходе выполнения специальных задач нами проверено 3300 километров путей движения, очищено 25 570 кубических метров питьевой воды для нужд подразделений наших Вооружённых Сил и гражданского населения САР, по различным специальностям мы подготовили более 400 военнослужащих Сирии, уничтожили 3140 единиц взрывоопасных предметов, представляющих угрозу для людей.

Об остальном вы знаете. Достаточно посмотреть вокруг, чтобы сразу можно было понять, какой объём работы проведён подразделениями инженерных войск, – подготовлены различные огневые позиции, замаскированы и скрыты от средств разведки многие объекты и сооружения, развёрнуты пунк­ты полевого энергообеспечения, для защиты позиций и сооружений в отдельных местах установлены противопехотные мины.

– Я не раз видел, как ваши подчинённые обследовали территорию и объекты с привлечением собак. Помню, в Афганистане эти верные и преданные людям четвероногие друзья не раз спасали нам жизнь.

– Они и здесь нас не подводят. Мы о них заботимся постоянно. Собаки минно-разыскной службы выполняют задачи по поиску взрывоопасных предметов в полном объёме. Надо сказать, что и им приходится здесь несладко. Но наши ребята относятся к ним с заботой и любовью. Мы систематически осуществляем ветеринарные осмотры животных, обеспечиваем их сухим кормом, строго соблюдаем их водно-питьевой режим.

…Мне сейчас вспомнился советский фильм «Батальоны просят огня», снятый по повести Юрия Бондарева. В самом конце его есть очень яркий эпизод. Взят город Днепров. Через реку Днепр налажена переправа, по которой на правый берег идут войска и техника. Однако мост постоянно подвергается атакам немецких бомбардировщиков и истребителей. Все убегают в укрытия, падают на землю, а один-единственный пожилой сапёр упорно, я бы сказал, даже со злостью продолжает рубить топором брёвна, чтобы быстрее отремонтировать повреждённый взрывом бомбы пролёт моста.

Прямо у его ног вспенивает днепровскую воду очередь крупнокалиберного пулемёта. Но сапёр продолжает работать. И только ударная волна от взорвавшейся рядом бомбы сбрасывает солдата в воду. На помощь ему подбегает капитан-артиллерист Ермаков, протягивает руку, вытаскивает сапёра на мост.


– Ранен? – спрашивает он с тревогой.

– Топор потерял, – сокрушённо отвечает солдат.

Даже в самые острые минуты опасности сапёр думал не о своей жизни, а о топоре, без которого ему на войне как без рук…

Вот именно эти качества – скромность и в то же время мужество и отвага – всегда отличали и отличают воинов инженерных подразделений наших Вооружённых Сил.
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-mid-east/syria/lyudi-skromnoj-otvagi/

В НЕБЕ СИРИИ – РОССИЙСКИЕ «НОЧНЫЕ ОХОТНИКИ»

Экипажи боевых вертолётов ВКС России выполняют задачи в Сирии и днём и ночью
Александр Колотило, газета «Красная звезда», 2016 г.

– Пуск слева!.. – крикнул командир ведомого вертолёта сначала в «экипаж», а потом в эфир.

– Сверху ракету увидеть сложнее, но её выдавало яркое пятно, похожее на электрическую дугу сварки, идущее по спирали в направлении нашего борта. Я тогда ещё был лётчиком-оператором Ми-24П, – рассказывает мне Командир звена Ми-28Н. – Но самое сложное, – это то, что по нам работал не один ПЗРК, а два. Командир ведущей пары, в экипаже которого летал я, резко выполнил манёвр по уходу от ракет. Всё решали секунды. И мы ушли, использовав тепловые ловушки и спрятавшись за складками местности. Это не было простым везением, это было следствием боевого мастерства экипажа. Ракета прошла у меня за спиной. Я видел её… Как говорят у нас в таких случаях, первая ракета «ушла на солнце». И на излёте произошла её самоликвидация. И вторая, сделав два витка, осталась ни с чем…

Тот день стал для моего собеседника вторым днём рождения. Я представлю его ещё раз: Командир звена Ми-28Н – того самого «Ночного охотника», о достоинствах и преимуществах которого так много говорят профессионалы.

Я встретился с ним и штурманом звена после их возвращения в Хмеймим. Офицеры месяц выполняли специальные задачи на одном из направлений, оказывая поддержку с воздуха сирийским вооружённым силам. И вот незадача – идём мы по городку и встречаем одного из старших начальников.

– Откуда прибыли? – смотрит он строго. – А, вертолётчики, тогда дело понятное. Только что прилетели? Ну молодцы, знаю я о вашей боевой работе…

Он посмотрел на штурмана, на его седеющие виски, кивнул головой и пошёл по своим делам.

[Spoiler (click to open)]

Кстати, капитану недавно исполнилось здесь, в Сирии, сорок лет. Ему по срокам офицерской службы давно бы пора уже стать майором, но сегодня не всегда существует возможность для своевременного повышения в должности…

– И как развивались события потом, после пусков по вам двух ракет из ПЗРК? – напоминаю я Командиру.

– Это было 11 августа 2008 года во время проведения операции по принуждению Грузии к миру. Когда всё началось, 8 августа ночью мы перелетели в Беслан, а с рассветом 9 августа приступили к работе в направлении Цхинвала. Что сразу бросилось в глаза – никакой линии фронта, да и откуда она могла быть в ту ночь, когда на населённые пункты Южной Осетии напали по-бандитски, вероломно и подло. Мы видели сверху, как горели дома, метались между ними люди, беспорядочно мчались в разных направлениях машины, водители которых старались выйти из-под огня и всё-таки попадали под обстрел…


Благодаря бронекапсуле экипаж практически полностью защищён, даже стёкла выдерживают снаряд 30-мм пушки


Выдавливая грузинские войска из Южной Осетии, мы в те дни совершали по 3-4 боевых вылета в день. И вот тот случай с пусками ПЗРК. Нам была поставлена задача по разведке местности на наличие грузинских войск в районе населённого пункта Авневи. Ведущий пары обнаружил за лесопосадкой пыльный столб, выдающий движение техники. Мы решили подойти поближе и произвести разведку. И тут по нам начали работать из ПЗРК. Как я уже рассказывал, мы ушли от ракет. Доложили руководителю на площадке Джава, по его команде выполнили полёт к месту дислокации, приземлились, произвели короткую подготовку к очередному боевому вылету и вскоре вернулись. Вернулись уже не двумя, а тремя парами. А дальше всё понятно…

Командир звена «Ночных охотников» Ми-28Н – военный лётчик второго класса. Воинское звание – майор. Общий налёт – 1500 часов, из них на Ми-28Н – 550. На его счету около 200 боевых вылетов. Участник контртеррористической операции на Северном Кавказе и событий 8 августа 2008 года в Закавказье. Так что на территории САР его боевой опыт играет немаловажную роль. Летал на Ми-8Т, Ми-24 всех модификаций – «П», «В», «Р», «РХР», «ПН», а также на Ми-35М.

Командир и Штурман работают вместе уже пять лет. Думаю, излишне говорить о тех взаимоотношениях, которые давно сложились между ними. И не только между ними. Они дружат семьями. Собираются вместе по праздникам и редким выходным вместе с жёнами, детишками. Одним словом, как это и бывает в гарнизоне, где живут дружно и по-семейному.

Воинское звание у штурмана, как я уже говорил выше, – капитан. Он пошёл по стопам отца, начальника штаба авиационной эскадрильи. И это неудивительно. Когда с детства ты видишь аэродром и всю ту работу, которая кипит на нём и днём и ночью, ты уже иной жизни для себя не представляешь. После окончания высшего военного авиационного училища штурманов летал на Ту-134Ш, Су-24, Су-24М, Ан-12, Ан-72. Потом прошёл переподготовку и теперь работает на «Ночном охотнике» – Ми-28Н. Военный штурман третьего класса. Общий налёт – 750 часов. Боевых вылетов – около 100.

– Несведущие в боевой авиации и вообще в военном деле могут подумать, что коль наш вертолёт Ми-28Н называют «Ночным охотником», то мы вылетаем исключительно по ночам, – продолжает рассказ о боевой работе своего экипажа и звена Командир. – Выполняем мы задачи и днём и ночью. Всё происходит из положения дежурства на земле. Поступает команда с КП, ставится боевая задача, уточняются координаты целей, отрабатывается маршрут – штурман производит расчёт маршрута, топлива, необходимого – «потребного» – количества боеприпасов… После этого в назначенное время группой вертолётов, обычно это пара, производим взлёт и уходим в район работы. В случае необходимости на земле находится в готовности к вылету вторая пара. Что собой представляет наша боевая работа? – Это сопровождение транспортно-десантных воздушных судов и наземных колонн, ведение воздушной разведки объектов противника и инженерной разведки местности… Основное предназначение – поиск и уничтожение заранее заданных или обнаруженных в процессе поиска целей с использованием теплопеленгационной и телевизионной аппаратуры и очков ночного видения.

– Какие цели вы в основном уничтожаете?

– Крушить капитально оборудованные объекты – это не наша задача. На то и существует фронтовая авиация. А мы уничтожаем легкобронированные цели, в том числе «джихад-мобили». Вы знаете, что наибольшей популярностью у боевиков пользуется пикап Toyota Hilux. На этих машинах, кроме крупнокалиберных и зенитных пулемётов, оборудуются пусковые установки неуправляемых реактивных снарядов и порой даже артиллерийское вооружение – 107-мм реактивная система залпового огня или счетверённая пусковая установка 122-мм ракет. От наших попаданий эти «джихад-мобили» разрывает на куски. Уничтожаем также живую силу противника, укреплённые огневые точки…

– Какие особенности боевой работы в Сирии?

– Имея боевой опыт прошлых лет, мы особых трудностей не испытываем – тот же жаркий климат, та же гористая местность – всё это уже нам знакомо. Умело применяем боевое маневрирование при выполнении различных задач, когда находимся в зоне действия стрелкового вооружения, при случае сможем уйти и от ПЗРК… Я же только что рассказывал, как мы делали это в Закавказье… Благодаря бронекапсуле экипаж практически полностью защищён. Даже стёкла выдерживают снаряд 30-мм пушки… Так что наш вертолёт очень надёжен и обладает большим запасом живучести…

– Я видел у вас логарифмическую линейку, когда мы работали у вертолёта, – напоминаю Штурману. – Кто-то подумает: в наш век электроники и компьютерных технологий такой вот «анахронизм»…

– Это по-прежнему незаменимая вещь. Сами знаете, техника подводит, а с логарифмической линейкой всегда расчёты можно произвести быстро и надёжно. Бывает, не успел ещё подумать, а уже всё сделал…


Когда с детства ты видишь аэродром и всю ту работу, которая кипит на нём, ты уже иной жизни для себя не представляешь


– Я заметил ещё одну деталь: уходя на базу, вы из вертолёта взяли с собой, помимо снаряжения и оружия, ещё и другие предметы. Стоит ли всё это носить – туда-сюда?

– Стоит. Нас этому старшие товарищи научили. Да и по своему опыту знаю, – отвечает Командир, – всё может случиться. Бывало, например, на Северном Кавказе вертолёты подвергались огневому воздействию по ночам, на стоянках. Поэтому как в крылатой фразе Цицерона: «Всё своё ношу с собой…»

– Ваш вертолёт, Ми-28Н, отличается уникальным интегрированным комплексом бортового оборудования, который играет огромную роль при решении боевых задач…

– В плане навигационного комплекса, – рассказывает Штурман, – это очень современная машина. Скажу, что раньше я и не мечтал летать на такой. Навигационный комплекс позволяет выполнять полностью автоматизированный полёт на всех этапах – от взлёта до посадки. Прекрасные прицелы, тепловизионная станция, характеристики вооружения… При стрельбе из пушки на дальности три с половиной километра большая часть снарядов гарантированно попадает в цель, в тот же «джихад-мобиль», о которым мы уже говорили. Применяем и фугасные, и бронебойные снаряды. Управляемой ракетой, не входя в зону поражения ПЗРК, можем уничтожить цель километров с пяти. Главная задача штурмана – это воздушная навигация и боевое применение вооружения. Начиная с момента взлёта надо дать командиру генеральный курс и вести вертолёт по маршруту. При входе в район работы отыскать цель по явным или косвенным признакам, выполнить по ней прицеливание. При этом надо рассчитать условия безопасного отхода для исключения входа в зону поражения своими же осколками. По команде командира я выбираю соответствующее вооружение и произвожу пуск управляемой ракеты или стрельбу из подвижной пушечной установки. После применения вооружения необходимо выполнить отворот в безопасную сторону. А потом – и возвращение на аэродром посадки. Командир, например, ведёт огонь по курсу, так как он управляет машиной. А я могу по его команде довернуть пушку на необходимый угол, чтобы поразить цель…

Экипаж, о котором я рассказал сегодня, улетел уже на следующий день. И Командир, и Штурман, и их боевые товарищи продолжают образцово выполнять специальные задания на территории Сирии. А иначе и быть не может. Все они – люди высокого долга. Они редко рассказывают о своей боевой работе. И рассказывают только в редких случаях и далеко не всем. А вот мне рассказали. И эту боевую работу они выполняют на совесть.
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-mid-east/syria/sirii-rossijskie-nochnye-oxotniki/

-

НАШИ БОЙЦЫ НА ОПАСНЫХ ДОРОГАХ СИРИИ

Корреспондент «Красной звезды» вместе с подразделением охраны и сопровождения грузов проехал 700 километров по сирийским шоссе
Александр Колотило, газета «Красная звезда», 2016 г. Фото автора

– «Джебхат ан-Нусра»? ДАИШ? – указываю рукой в разных направлениях.

– О-о!.. – понятливо кивает головой сирийский офицер и тоже жестами показывает, что на склоне взгорья, заросшего не очень густым лесом, находятся позиции его разведподразделения, а напротив, слева от дороги, в населённом пункте, который располагается в нескольких километрах отсюда, – боевики.

Я смотрю на поля, где вдали пасутся овцы или козы, на залитые уже с утра ярким жарким солнцем окрестности и не могу поверить, что совсем где-то рядом находятся террористы. Хотя о том, что они постоянно обстреливают позиции сирийских войск, я знаю…

Мы вторые сутки на колёсах. Вчера выехали из Хмеймима. Наша маленькая колонна доставила гуманитарный груз в Хаму. Теперь мы движемся в Хомс. И вот непредвиденная заминка в дороге. И как раз в самом неподходящем для этого месте…

Мы совершили 350-километровый марш. Ехать приходилось порой обходными путями в целях безопасности. С утра нас ещё обдувал прохладный ветер по ходу движения колонны, а уже после обеда воздух стал горячим. Он забивал лёгкие и вместо облегчения вызывал удушье. Впереди нашего КамАЗа шёл БТР-82АМ. На его броне сидели ребята в касках и бронежилетах с оружием в руках.

Вчера они сидели все пять часов, в течение которых мы добирались до Хамы. И сегодня им предстояло выполнять задачу на протяжении тех же 350 километров обратного пути. Итого – 700. Глядя на их обгоревшие и обветренные лица, я вчера пошутил:

[Spoiler (click to open)]

– «Кошка на раскалённой крыше». Помните, так назывался известный фильм?..

– Да мы уже привыкли, – ответил мне командир взвода старший лейтенант Даниевский (фамилия изменена). – Люди выдерживают всё. А вот техника… В целом проблем с эксплуатацией бронетранспортёра в таких условиях нет. Только вот от такой жары на асфальте «горят» колёса… БТР ведь больше предназначен для действий в поле, на полигонах, а тут такие марши по раскалённому асфальту.

Вечером экипажу бэтээра было не до отдыха. Они сообща обслуживали свою машину, меняли порядок расположения колёс – одно из них вызывало сомнения в надёжности. Поэтому надо было его переставить на другой мост, где бы оно подвергалось меньшей нагрузке.

В местных условиях ребятам иногда приходится ночевать прямо у бронетранспортёра – кто-то из экипажа внутри него устроится, а кто-то – на броне или рядом на земле. Так было в нашу поездку. Наши сопровождающие после всех работ и расположились на отдых в тени своей боевой машины. Особенность местности и природы в Сирии такова, что порой трудно найти даже небольшую тень. А солнце палит до самого вечера. Местность-то – горно-пустынная…

Почти все уже дремали, сбрасывая дневную усталость, один только старший сержант Андреев (фамилии членов экипажа изменены также), старший водитель, всё ещё продолжал обслуживать свой БТР. Мы разговорились. Андреев рассказал о том, что почти весь экипаж уже второй раз выполняет специальные задачи в Сирии.

– Все, кроме номера расчёта сержанта Азаматова, здесь по второму разу, – уточнил Андреев. – Наездили по Сирии немало километров. Выезжали в Алеппо, Пальмиру, Хомс, Хаму, Тартус и другие города и провинции. Конечно, у нас не только выезды, но и несение караульной службы. В первую командировку в Сирии захватил и зиму, и весну. Представьте: дожди, грязь, а земля тут, сами видите, как цемент… Когда всё раскиснет, не очень весело. Да и промозглость – близость моря. А теперь вот жара. Да я ко всему привычный. Служил в армии водителем БТР-70, после срочной восемь лет работал дальнобойщиком в Москве. Так что в свои 33 года повидал и испытал немало…

– А почему опять решил пойти служить? – спрашиваю.

– Причин много. А главное – здесь есть уверенность в том, что ты занимаешься важным делом, приносишь пользу и государству, и своей семье. Дома ведь у меня остались две дочки – 6 и 8 лет. Надо заранее думать об их будущем. Время летит очень быстро. Не успеешь моргнуть глазом, как вырастут, пойдут после школы учиться куда-то ещё… В армии всё надёжно, не то что на «гражданке». Знаю на своём собственном опыте. Да и ребята здесь нормальные. Не каждый для себя, а каждый для всех…


Ребята здесь нормальные. Не каждый для себя, а каждый для всех


Я смотрю на руки Андреева. Мозолистые, в ссадинах. А тут ещё не заживший до конца шрам – торчат нитки от наложенных швов…

– Где это? – спрашиваю.

– Да в нашей работе, сами знаете, где угодно. Сегодня вот этой самой стороной прикоснулся к горячей поверхности, скажу вам, было не очень. Сейчас вот руки помою, наложу пластырь…

Командир взвода старший лейтенант Даниевский окончил Пензенский артиллерийский инженерный институт. Ему бы выполнять задачи в составе службы ракетно-артиллерийского вооружения, но армейская судьба непредсказуема. Была свободная вакансия – вот и назначили на должность командира взвода. Но Даниевский всё воспринял как должное. И это понятно – офицер, сын офицера.

Это у него вторая командировка. В общей сложности на территории Сирии старший лейтенант выполняет задачи уже пять с половиной месяцев. Я ни разу не слышал, чтобы Даниевский повысил голос на подчинённых. У него высокий рост и располагающая внешность. А ещё – спокойная манера общения. Видно, что человек всё делает основательно. За это его и уважают подчинённые. А он и сам, сняв с себя снаряжение, помогал им работать. Другой бы стоял да покрикивал, а Даниевский сам и работал, и руководил.

– Да хорошие ребята у меня, надёжные, проверенные, – рассказывает о своих подчинённых старший лейтенант. – Стрелок – помощник гранатомётчика ефрейтор Артёмов, стрелок рядовой Сергеев, наводчик-оператор рядовой Владимиров… А о водителе Андрееве и говорить нечего. Он будет работать столько, сколько надо. И даже ещё больше. Настоящий мужик в самом хорошем смысле этого слова. Специалист, которых ещё надо поискать. Сержант Азаматов, несмотря на то, что это у него первая командировка, тоже надёжный специалист. Так что жаловаться на ребят не приходится. Коллектив сплочённый, боевой. А ещё очень приятно то, что ребята у меня очень дисциплинированные…

– Скажите, сидеть на броне часами в жару – это же надо иметь какую выдержку и какое здоровье? – задаю вопрос.

– Мы привыкли. Когда колонна движется, броня немного остывает, но только остановится – тут же сразу нагревается… Это «в миру» (в России) люди боятся сквозняков, тут же при скорости в 80 километров в час уже ничего не страшно. Надо ещё следить и за тем, чтобы кто-то не задремал от усталости, БТР ведь идёт полным ходом…

Как вчера, так и сегодня нашу колонну из двух машин сопровождают сирийские разведчики. На маршруте движения они меняются. На своих «тойотах»-пикапах идут позади нас. А если какая-то заминка – выезжают вперёд. Некоторые из автомобилей махабарата оборудованы крупнокалиберными пулемётами с броневыми листами.

И вот случилась вынужденная остановка. На полчаса. К нам подходят сирийские военнослужащие, показывают жестами, что скоро поедем.

– Акид (полковник), Руссия, пресс, – поясняю, заметив, с каким интересом они смотрят на мой фотоаппарат.

А затем характерным жестом предлагаю сфотографироваться. Ребята из мухабарата охотно соглашаются. Я уже понял, что здесь люди любят фотографироваться, если, конечно, им не надо скрывать своё лицо. Я угощаю сирийцев российскими сигаретами, один соглашается попробовать, а другие достают из кармана свои. Предлагают и мне.

Пока мы вместе курим, укрывшись в тень за небольшим строением, ребята экипажа БТР занимают круговую оборону и внимательно наблюдают за окрестностями. Обстрелять могут не только из населённого пункта, который расположен слева, но и из какой-нибудь машины, а они уже начали скапливаться. Да и самоподрыва фанатика-смертника нельзя исключать…

Сколько бы я ни встречался с сирийскими военнослужащими, всегда они относятся ко мне по-дружески и с уважением. И не только ко мне – ко всем нашим офицерам и солдатам. Поговорить с русским «акидом», если есть рядом переводчик, они никогда не против, тем более с военным журналистом.

Тем временем появилась возможность продолжить движение. Мы вновь в пути.

– Странное дело, – говорит мне прапорщик, – кругом война, а дороги хорошие.

– Всеволод, – отвечаю, – так вой­на идёт здесь в основном вдоль дорог и за населённые пункты. Так зачем их взрывать тем же боевикам? Достаточно устраивать засады. Ведь совершить налёт и быстро убраться на пикапах – в их же интересах. Коммуникации одинаково важны для всех…

Мы продолжаем движение к Хомсу. Несмотря на выбеленную сухую землю, вдоль обочин часто встречаются массивы, засаженные оливковыми деревьями. Проезжаем мы и мимо промышленных предприятий. Вижу одно из них, похожее на домостроительный комбинат. Оттуда везут в кузовах машин облицовочный прекрасно обработанный мрамор. Жизнь продолжается. Где-то что-то строят, где-то – восстанавливают…

Приближаемся к Хомсу. По дороге снуют машины. Из их окон высовываются водители, приветственно машут нам руками. А вот догоняет нас чёрный пикап с бронированным листом и стойкой для крепления пулемёта. За рулём – бородатый мужчина в форме сирийского военнослужащего. Он сначала машет нам рукой, потом показывает знак «V» – «виктория, победа», а затем пересаживает с переднего сиденья к себе на колени маленькую девочку, чтобы и она помахала нам своей ручонкой.

– Как дела? – выглянув из окна автомобиля, мужчина обращается к нам на русском языке.

Мы ему отвечаем, что всё нормально. Звучат ещё несколько вопросов и ответов. Видно, сирийский офицер учился в нашей стране. Он ещё немного сопровождает нас, а затем сворачивает в один из переулков.

В Хомсе мы работаем до полудня, а потом берём курс на нашу базу. Позади – 700 километров пути. Мы въезжаем в Хмеймим. Темнеет. Задание выполнено.
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-mid-east/syria/nashi-bojcy-na-opasnyx-dorogax-sirii/

Новости по Сирии

Появилась инфа, что Тигра - полковника Сухейля аль Хасана - опять переводят в Алеппо


С утра началась активная бомбежка бандитов на западе Алеппо с вертолетов. САА ведут контратаку в районах Menyan и Dahiyat Al Assad


САА продолжила масштабное контрнаступление к северу от недавно захваченного Сурана и установили контроль над КПП группировки Джунд аль-Шам

Правительственный отряд «Тигры» ведут бои с джихадистами около КПП аль-Макабет

По последним данным наступление Джеиш аль-Фатх на позиции САА в Алеппо остановлено. Террористам так и не удалось взять район 1070.

кудсы


Дераа.
САА поражает командный пункт бандитов в Дераа в районе аль Балад


Хан Ших. Зап Гута
ночью появилась инфа, что в Зан Ших отправилась делегация САА для переговоров


Ливан
В пятницу ливанская армия провела крупную операцию против террористов "Исламского государства*", атаковав их позиции у пограничного перехода в Сирию.
Как сообщил источник в ливанских силовых структурах, армейские подразделения провели серию рейдов в местности Вади Зарзур в районе КПП Джаруд-Арсаль, уничтожив несколько десятков террористов ИГ.
В дополнение к этому, ливанские военные обстреляли позиции ИГ в Вади Зарзуре из миномётов и артиллерии, уничтожив схрон боевиков.

боец Соколов Пустыни
[Spoiler (click to open)]


тем временем в Кишиневе...


Чубашенко заявил о готовящемся снятии его с гонки
24-10-2016
После возобновления судебного заседания, на котором режим планирует вынести решение об аресте Ренато Усатого, кандидат на пост президента Молдовы от «Нашей Партии» Дмитрий Чубашенко заявил для прессы:
[Spoiler (click to open)]
«Продолжается судебное заседание по ходатайству прокуратуры об объявлении ареста председателя «Нашей Партии» Ренато Усатого, об объявлении его в международный розыск. Мы с трудом сюда прошли, здание охраняется кордонами полиции. Даже меня как кандидата в президенты Молдовы не хотели пускать в здание. Внизу у нас была стычка с полицией, с «ОМОНом».
Здесь сейчас происходит полное беззаконие, нарушение всех процедур. Со всеми возможными нарушениями меняются судьи, адвокату ответчика не дают нормально работать. То есть они делают все, чтобы вынести это незаконное решение, объявить арест Ренато Усатого.
Мы расцениваем это как подготовку к совершению политического преступления, снятия кандидата «Нашей Партии» с выборов президента Республики Молдова. Повторяется ситуация ноября 2014 года, когда в самый последний момент, на последней стометровке, за три дня до выборов, режим Плахотнюка незаконно, самым варварским образом снял с выборов партию Ренато Усатого. Сейчас они готовят тот же самый сценарий”, – сказал Чубашенко.
Напомним, что Ренато Усатый первым опубликовал свидетельства, относящиеся к преступной деятельности Плахотнюка по организации синдиката киллеров на территории стран Европейского Союза.



Чубашенко: Плахотнюк пытается арестовать Усатого, потому что боится его
24-10-2016
Кандидат на пост президента Молдовы Дмитрий Чубашенко прибыл в суд сектора Чентру, чтобы выразить протест против подготовки ареста Усатого.
[Spoiler (click to open)]
«Идет фабрикация очередного уголовного дела против председателя «Нашей Партии» Ренато Усатого, против моего доверенного лица как кандидата в президенты Молдовы, руководителя избирательного штаба «Нашей Партии» на выборах, – заявил Чубашенко для прессы.
- У того, что происходит, есть две стороны. Первая – это личная боязнь и личная ненависть Плахотнюка к Усатому, – сказал Чубашенко. – Плахотнюк боится Усатого, потому что он представляет собой для него реальную угрозу. Усатый сейчас выступает свидетелем в одной из стран Европейского Союза по уголовному делу, по которому Плахотнюк обвиняется в том, что он организовал транснациональную криминальную группировку, которая занималась совершением тяжких преступлений в Европейском Союзе, в том числе есть информация, что он руководил бандой киллеров, которая осуществляла заказные убийства в Европейском Союзе.
Это даже более тяжелое преступление, чем кража миллиарда, это уже чистая уголовщина, «мокруха». Плахотнюк пытается все это остановить, но делает это очень бестолково, очень тупо, очень трусливо, используя своих марионеток в системе юстиции, в прокуратуре, в судах, в полиции.
Второй аспект заключается в том, что таким образом Плахотнюк пытается повлиять на ход президентских выборов. До конца предвыборной кампании осталась всего лишь неделя. Они видят, что «Наша Партия» набирает обороты, что она очень хорошо выступает на этих выборах, и они пытаются повлиять на волеизъявление граждан. Таким образом они пытаются напугать сторонников «Нашей Партии», сторонников Усатого, пытаются деморализовать людей, заставить избирателей — а до сих пор около четверти избирателей не знают, за кого голосовать — заставить их проголосовать за кого угодно, только не за «Нашу Партию». Потому что сегодня кандидат от «Нашей Партии» является единственным, который выступает против этого режима. Мы идем на выборы с Указом №1 о роспуске парламента, и это единственный быстрый и законный способ смести этот режим.
Я бы хотел обратиться к международным организациям, к дипломатическим миссиям, в 2014 году, когда партию Усатого снимали с парламентских выборов, так же грубо, так же незаконно, и тогда Запад закрыл на это глаза. Я хочу обратиться к посольству США, к миссии Европейского Союза, к миссии ОБСЕ с призывом прекратить покрывать Плахотнюка», – сказал кандидат в президенты от «Нашей Партии».
Если Запад не прекратит «крышевать» олигарха, то именно он будет виноват в том, что в Молдове может произойти восстание народа против криминального режима, подчеркнул Чубашенко.
Напомним, что Ренато Усатый первым опубликовал свидетельства, относящиеся к преступной деятельности Плахотнюка по организации синдиката киллеров на территории стран Европейского Союза.

Усатый: Плахотнюк остался один на один с народом. О нас он и сломает зубы!

В воскресенье нам предстоит прийти на выборы, которые могут стать последними или для криминального режима или для Молдовы. Это зависит от результата. Единственная партия, которая находится в жесткой оппозиции - это Наша партия.
Любая другая форма оппозиции сейчас сродни пособничеству преступникам, в том числе международным.
Все последние дни я пытался открыть вам глаза на деяния этих людей. В отношении их главаря ведется расследование в Румынии и Великобритании. В передаче на N4, которая была в последний момент снята с эфира, я представил этому доказательства. Запись эфира опубликована на моей странице в Фейсбуке.

Владимир Плахотнюк проигрывает эти выборы. Снятие Лупу - лишнее тому подтверждение. Он не хитер и не силён. Его сила только в нашей слабости и мнительности, в наших стереотипах и предрассудках. Он умелый манипулятор, как все сутенеры. Не более того. Про таких говорят "молодец среди овец".

Подчинив всех жадных глупцов из так называемого политического бомонда, он остался один на один с народом. О нас он и сломает зубы. Уже в воскресенье. Проголосуем за Дмитрия Чубашенко, который обязался первым же указом распустить парламент, подчиненный Плахотнюку, и нанесем банде сокрушительный удар, от которого она уже не оправится. А главарь сядет в тюрьму и надолго. Скорее всего, на всю оставшуюся жизнь. Из-за решетки он будет наблюдать за тем, как мы строим новую Молдову. Именно за и следует проголосовать 30 октября. Всё остальное - пустые разговоры, которые звучат в Молдове уже четверть века.


Додон публично подписал обязательство не сотрудничать с Плахотнюком и его марионеточными партиями

Председатель Партии социалистов, главный фаворит президентской гонки Игорь Додон подписал сегодня публичное обязательство перед народом, которое должен соблюдать будущий президент. Один из главных пунктов документа — не сотрудничать с Владимиром Плахотнюком и подконтрольными им партиями.

Глава социалистов напомнил, что с 2009 года находится в оппозиции по отношению к действующей власти, а после парламентских выборов 2014 года ПСРМ была единственной партией, заявившей, что уходит в оппозицию.

- С 2014 года мы были и остаемся в оппозиции по отношению к олигархической власти. Уважаемые сограждане, хочу пообещать вам, что после президентских выборов ПСРМ останется в оппозиции в парламенте и не станет создавать коалиции ни с кем — ни с олигархическими партиями, ни с Плахотнюком. Никаких договоренностей с теми, кто был у власти. Только досрочные выборы. Это моя твердая позиция, — сказал он.

В подтверждение сделанного заявления, председатель ПСРМ подписал публичное обязательство перед представителями СМИ, а также призвал всех кандидатов, участвующих в предвыборной кампании по выборам президента, подписать представленный пакт, главным образом это относится к Майе Санду.

Партия пиратов Исландии


Пиратская партия Исландии является одним из фаворитов на выборах в Альтинг (парламент Исландии), которые должны пройти в субботу 29 октября, сообщает в пятницу агентство AP.

В настоящий момент партия имеет 3 из 63 депутатских мандатов в Альтинге. Однако не менее 20% избирателей поддерживают эту партию, и она имеет возможность возглавить новое правительство, отмечает AP.

"Мы смогли уловить и отразить дух изменений - вместе со многими молодыми людьми в Исландии", - приводит AP слова представителя партии в парламенте Биргитты Йонсдоттир.

[Spoiler (click to open)]"Мы весьма заняты модернизации нашей системы, чтобы люди все время не попадали в передряги", - добавила она.

Она подчеркнула, что выборы 29 октября являются первыми в стране после обнародования "панамских документов", связанных с финансовыми махинациям, в результате чего был вынужден подать в отставку премьер-министр Исландии Сигмундюр Гуннлейгссон.

Согласно оценкам AP, по итогам выборов победу одержит либо левоцентристская коалиция во главе с Пиратской партии Исландии, либо правоцентристская во главе с Партией независимости и Прогрессивной партии Исландии.

"Пиратская партия" Исландии ранее обещала принять новую конституцию страны, часть положений которой была выработана во время партийной кампании по сбору идей в социальных сетях. Положения конституционного проекта включают прямое демократическое волеизъявление, большую подотчетность властей и передачу естественных ресурсов Исландии в общественную собственность.

Кроме этого, партия хочет принять жесткие правила, чтобы помешать ограничению прав пользователей интернета.

Критики партии утверждают, что ее неопытные функционеры могут дестабилизировать страну и отпугнуть инвесторов, что приведет к проблемам для экономики, которая оправляется после финансового кризиса 2008 года во многом за счет туристического бума.

В ответ в партии заявляют, что не собираются вносить кардинальных изменений в экономический строй страны.

Партия была создана в 2012 году Йонсдоттир из партии "Движение", а также группой анархистов, хакеров и сторонников свободы в интернете.

Шиитский барьер против ИГИЛ как часть Большой Игры.

Иракское шиитское ополчение открыло фронт боев с группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) на западе от захваченного террористами города Мосул, передает телеканал Al Sumaria со ссылкой на представителя ополченцев.
[Spoiler (click to open)]
Операция по освобождению Мосула на севере Ирака от террористов ИГ продолжается с 17 октября. Против участия шиитских ополченцев в ней ранее выступали власти Турции, опасаясь напряженности в отношениях шиитов с суннитами Мосула.
"Битва за освобождение западного Мосула началась сегодня утром. Все подразделения (шиитского ополчения) "Аль-Хашд аш-Шааби" участвуют в операции", — заявил каналу представитель одного из подразделений Джавад ат-Талибауи.
Как сообщил агентству Ассошиэйтед Пресс представитель другой бригады Джафар аль-Хусейни, ополченцы сосредоточатся на городе Тель-Афар недалеко от Мосула и контроле над иракско-сирийской границей. Входить в Мосул в рамках плана операции они не будут, отметил он.
***
За несколько часов, прошедших с момента начала операции Сил народного ополчения Ирака ("Хашд аш-Шааби") по взятию города Телль-Афар, наступающим войскам удалось освободить от террористов "Исламского государства*" 7 населённых пунктов, расположившихся на территории площадью около 35 квадратных километров к юго-западу от иракской "столицы" ИГ - города Мосул.
Благодаря достигнутым успехам, отряды "Хашд аш-Шааби" подошли к юго-западным окраинам Мосула, и лишь небольшой участок территории отделяет их сейчас от бастиона ИГ.
В настоящее время на данном направлении продолжаются ожесточённые бои.


***
Сложно отрицать тот факт, что шииты в немалой степени стали щитом для распространения даиш в регионе. Они упорно и последовательно сражаются с террористами, но еще год назад успехи были более чем скромные. Начало операции ВКС РФ в САР и создание координационного центра в Багдаде очень существенно сдвинуло все процессы борьбы против даиш. И СБШ, и многие другие игроки начали куда существеннее вкладываться, очевидно опасаясь нашей быстрой победы.
В этой связи задам простой вопрос. Представим, что РФ активно вкладываясь в САР реально разгромила бы террористов в Сирии, чтобы на это ответили пиндосы? А так - мы тормознули процесс и дали западу проявить себя и стать "героями". Что и требовалось - надо было заставить врага полноценно бороться с террористами.
И мы заставили.
Теперь существует прямая угроза  перемещения массы бандитов в Сирию из Ирака - и вот, фактически независимая сила - шиитское ополчение - даже не собираясь штурмовать Мосул и входить в него, просто встанет на пути вероятных перебежчиков. И блокирует Мосул.
Это равнозначно тому, что даишаки не заключат сделку с СБШ и КСА, не смогут тупо взять деньги и уйти. Они будут драться. А пиндосы - тратить ресурсы на настоящую войну и уж тем более - никакой победы к 8 ноября. НИКАКОЙ.
Так что - таким ловким  и даже изящным маневром Багдадская Четверка добилась полного изменения раскладов в проекте пиндосов, пытающихся получить какие-то гешефты в этой вынужденной истории.
ВВП как настоящий мастер геополитической игры четко и последовательно загоняет СБШ в ту логику, в тот коридор решений, который выгоден нам.

Ирак готов продолжить наступление на территории САР


Иракский советник по национальной безопасности Фалех Файяд заявил, что иракские силы безопасности (PMU) могли бы войти в Сирию после захвата Мосула в целях борьбы с даиш.
Борьба с даиш должна вестись по обе стороны границы.

Новости по Сирии

 Вост Гута

источники сообщают о взятии САА Tel Kurdi и Tel Al Sawwan. Это крупный успех, который ощутимо срезает линию фронта и позволяет значительно уплотнить боевые порядки Респ Гвардии вокруг Думы и Вост Гуты в целом.

Также высоковероятно, что в ближайше дни будет покончено и с Зап Гутой, где бандиты уже полностью окружены. Так что перспективы в Хан Шихе - у САА очень понятные и положительные.


Алеппо
Главные новости - квартал Minyan отбит у бандитов в ходе наступления САА.
1070 - атака отбита
Mahna - атака отбита
al-Zahra - атака отбита
3000 Апартаменты - атака отбита
Сообщатся, что САА перешли в контрнаступление по широкому фрону - Ramouseh, Aziza, Tall Syriatel и Shiek Letfie.

[Spoiler (click to open)]САА последовательно отбили две атаки бандитов - в Mahna Housing и al-Zahra Association. Где нанесли серьезные потери террористам. Большая часть иностранных наемников, которые проникли в кварал - уничтожены. Сейчас нусровцы и их подельники снова сосредоточили свои усилия в квартале Minyan, частично захваченном вчера.
САА удалось уничтожить очередные суицидмобили на подходе к своим позициям.
Активно работает авиация.

29 октября около 12.15 в район Захра по предварительной информации атаковало три смертника. Первый взрыв был ужасающей мощности, во всем Алеппо дрожали стены. По нашим данным, ни один из них не достиг позиций сирийской арабской армии. Идет обстрел района Салахэддин. Сообщается о пятнадцати погибших мирных жителях.


и до кучи:

Конашенков о сближении самолетов в Сирии: Впечатлительность до состояния ступора лётчиков США от вида истребителей ВКС нам в принципе понятна. Рекомендовали бы летчикам США не пытаться валить всё на Россию, а держать себя в руках. Да и штурвалы своих самолетов тоже.

Отличные новости из Алеппо

Сирийская армия внезапным ударом освободила обшируню территорию на северо-востоке города Алеппо, которую до сего дня занимали даишаки!
Tel Shair - Infantry School (пехотное училище) - Safin - Muslimiyah - Kafr Qaris и Tel Sussin и Цементный завод
Блестящий успех армии.
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=36.315817&lon=37.268715&z=13&m=b


Конечно преждевременно делать какие то далеко идущие выводы, но объективно, если бы САА смогли взять Эль Баб - они бы надежно запечатали и турок и курдов на севере Алеппо.
Хотя, в какой то степени Асаду даже выгодно, что пока между протурецкими бандами и САА - курдские банды.
Объективно.
Хотя, безусловно, взяв Дейр Хафир и выйдя к Евфрату, САА все равно бы обнулили возможности даишаков вокруг Эль Баба. Если смотреть в этой логике - удар на юге - целесообразнее.
Да и маневра он дает больше.
Вполне допускаю, что сйчас сами поселки вокруг Эль Баба могут начать перекидываться на сторону Асада.
Если с ними договорятся...